dim_deev (dim_deev) wrote,
dim_deev
dim_deev

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Дорога через желтое поле. Свидетель. Глава шестая.

Что-то заработался ночью. Уснул только в пять. Так что для тех, кто ждал продолжения черновика Дороги, выкладываю уже шестую главу. А сам пить чай и в путь с котомкой в обход френдов =)

Начало тут http://dim-deev.livejournal.com/28493.html

ОСТОРОЖНО МЕГАМНОГО БУКВ!
Глава шестая.

Яркий солнечный свет после полумрака поезда, оглушал и ослеплял сильнее сработавшей светошумовой гранаты. Но я быстро пришел в себя, еще раз поблагодарив моих Наставников в интернате. Поборов дезориентацию, я вскочил и огляделся.

Перрон, на котором я оказался, с обеих сторон ограничивался провалами, в которых тянулись сверкающие рельсы. Недалеко от меня замерли в изумлении, хорошо выраженном на их лицах, две старушки. Не зная, как оправдать свое перед ними появление, я над этим и не думал.

- Здравствуйте, - сказал я, обращаясь к ним: - Мальчик в тулупе… Вы не видели его? Маленький.

Старушки ничего мне не ответили, но рефлекторно посмотрели куда-то в сторону длинного здания, находившегося за путями. Кивком я поблагодарил их и спрыгнул на шпалы.

Забравшись на перрон, тянущийся вдоль здания, я быстро нашел вход в него и заскочил внутрь, чуть не сбив на пути молодого человека. Не слушая возмущенного оклика я, очутившись в светлом зале, внимательно осмотрел его. Мальчишки не было в нем точно. Ему просто негде было бы спрятаться. Во всем помещении стояло только пара рядов железных кресел, а людей, стоявших у стеклянных окон, было всего ничего.

Увидев выход из помещения в дальнем углу, я направился к нему быстрым шагом.

На улице меня вновь опалил яркий свет и слишком уж жаркий сухой ветер. Я хоть и старался не обращать внимания, но в своей черной амуниции Защитника начинал чувствовать необходимость подключения теплоотвода.

Мальчишку я увидел сразу. Он лежал на бетоне недалеко от ступеней, ведущих от здания на большую площадь перед ним, и отчаянно пытался подняться в своем клоунском тулупе. Как он в нем бегать мог, для меня было серьезной загадкой. Быстро спустившись к нему, я за воротник тулупа поднял мальчишку на ноги и строго сказал ему:
- Стоять! Не сметь убегать. Догоню хуже будет.

Мальчик замер. Я, все так же держа его за воротник, огляделся и сразу увидел неприятности. Это у меня особое чутье такое. Вот гляжу на человека, а вижу неприятности. Странно, что это чутье на Олэсю в свое время не сработало.

Неприятность была ростом с меня, в зеленой камуфляжной форме и двигалась строго на сближение. Моя рука невольно потянулась к замаскированной на животе кобуре. Судя по решимости и военной выправке, стремительно идущего мне навстречу, мужчины - его бы я психостимулятором сразу не одолел. Да и вряд ли бы подчинил.

Мужчина вежливо поздоровался и глядя то на мальчишку, то на меня спросил:
- Что случилось? Могу помочь чем-либо?

Вот этих людей боится любой Свидетель. В моем обществе в принципе всех так воспитывают - на оказание помощи человеку в форме, но чаще всего обыватель только мешает работе и исполнению дела. И обычно, хватает поблагодарить и попросить не мешать, но в этой ситуации такая тактика не помогла:
- Спасибо, мы сами сейчас разберемся.
- Это ваш сын? – Спросил мужчина и сделал шаг в мою сторону.

Отпустив воротник, чтобы освободить вторую руку, я признался:
- Нет. Мне этот мальчик нужен, чтобы задать ему несколько вопросов.

Казалось, мужчина потерял ко мне, вообще, какой-либо интерес. Он присел на корточки и спросил мальчика:
- Привет. Тебя как зовут? Отлично, а меня Игнат. Ты откуда и где твои родители?

Мальчик что-то пробормотал непонятное мне, а вот мужчина это непонятное услышал и сделал какие-то выводы.
- Ты сейчас со мной пойдешь. – Сказал он мальчишке, хлопнув его ладонью по плечу. – Там тебя накормят, напоят, а потом ты мне все расскажешь, и я тебе помогу. Хорошо?

На мгновение мне даже показалось, что я нарвался на этакого Наставника. Он так мгновенно подчинил мальчика своей воле, что я даже удивился. Но следующие его слова меня отрезвили:
- Вы тоже пройдете со мной. – Сказал он мне спокойным, но не терпящим обсуждения, голосом. – Ответите на пару вопросов, я заполню формуляр на мальчика.

- Я его практически не знаю. – Признался я, уже не сомневаясь, что передо мной представитель местной власти.
Мужчина скептически посмотрел на меня и на мальчика и сказал:
- Все же вам придется пройти со мной.

Я ничего кроме потери времени не опасался. Мало было людей даже среди подготовленных Защитников, от которых в случае нужды я бы не смог вырваться. И я уже думал над тем, что вполне смогу пробежаться до недалеких двухэтажных зданий и, затеряться среди домов. Но в этот момент мне пришла мысль более разумная. Где еще искать мою дочь и бестолкового Томми, если не у этих самых властей. Долго бы продержались дети в незнакомом городе, не попав в руки ответственных людей? У меня бы в городе минут сорок понадобилось бы системам опознать чужаков и сообщить Сержантам.

Кивнув, я пошел за мужчиной и мальчиком. Игнат, как он сам себя назвал, отвел мальчика в небольшое кафе, прямо в придорожном здании и, усадив за столик, попросил работника:
- Олег, накорми мальца. А то у меня хоть шаром покати. А как поест, вызови меня, я зайду за ним.
Обменявшись еще парой фраз с работником, Игнат вывел меня на пекло, и мы с ним пошли через площадь к одному из тех домов, среди которых я предполагал затеряться.

В тот момент, у меня в голове не было ни единой мысли, что от меня в действительности нужно этому мужчине. Я знал только то, что нужно мне.

Зайдя в здание, мы оказались в сумрачном подъезде, и только мутный свет из страшно запыленного окна не давал мне совсем ослепнуть. Игнат открыл ключом одну из трех дверей на первом этаже, и мы прошли внутрь.

Обстановка в помещении, куда провел меня мужчина была более чем спартанской. Стол, три стула и здоровенный сейф в углу. Вот и все что там было. Мне казалось диким полное отсутствие терминалов или простых вычислителей в кабинете, как я предполагал, представителя власти. Как они хранят и обрабатывают массу информации?

Присев после приглашения, я дождался пока мужчина достанет из сейфа какие-то бумаги и выберет из стаканчика на столе себе ручку. После этого я поинтересовался:
- Можно узнать, а с кем я имею дело?
- Конечно. – Он представился и добавил: - Я старший уполномоченный по этому району. Вопросы порядка это ко мне. Ну, и вопросы организации граждан в случае чрезвычайных ситуаций тоже. Давайте быстро все оформим, и я займусь мальчиком. У меня к нему больше вопросов, чем к вам.

Я кивнул и по его просьбе представился полным именем. На вопрос, где проживаю, я ответил честно, и он даже прилежно все это записал. Только прочитав написанное, он удивленно спросил:
- А это на правом или на левом берегу?

Тут уже моя была очередь хлопать глазами и думать, что ответить. А мужчина так внимательно на меня смотрел, словно от ответа зависело очень многое. Я ответил честно:
- Без понятия. Там, где я живу такого деления нет.
Мужчина хмыкнул и спросил:
- А далеко это первая техзона? Триста девятый сектор…
И тут меня понесло:
- Это на побережье. Часов десять на поезде. – Сказал я, не отводя взгляда от его серых глаз. – Карту дайте, покажу.

- Это не обязательно. – Сказал мужчина легко. - Просто скажите какая это область.
- Это отдельный округ. – Пояснил я, придерживаясь более-менее правды.

Игнат кивнул и все это записал.
- Где вы мальчика нашли? – спросил Игнат, продолжая что-то писать в своем бланке.
- В поезде. Мне он показался странным…

Мужчина кивнул и сказал, не отвлекаясь от писанины:
- Да, я тоже давно таких не видел. Он весь какой-то жалкий… И тулуп этот. Было бы это лет двадцать назад, когда последние очаги подавляли тех… ну вы знаете… я бы понял. Много детей было потерянных… И тут снова такой… Мне нужно ваше место работы. Только помедленней.

Набрав в грудь воздуха, я сказал:
- Я судейский Свидетель. Работаю там же, где живу, адрес: Старая площадь дом один. Замок Герцога. Окружной суд и с присутствием Высокого Суда. Помещение двадцать девять…
- Не торопитесь, пожалуйста. – попросил Игнат. – Все названия незнакомые, я не успеваю записывать.

Когда дописал сказанное мною, он поднял голову и спросил:
- А к нам зачем прибыли? Вы можете не отвечать, просто вы очень странно выглядите и, вообще, у нас редко бывают гости издалека.

Я решил воспользоваться моментом и выяснить самое важное для меня.
- Мне поручили найти двух пропавших детей. – Из нагрудного кармана я достал пластик с изображением дочери и Томми и протянул его Игнату. – Они пропали почти двое суток назад и есть основание считать, что они поехали сюда к вам.

Мужчина, посмотрев внимательно на карточку, зачем-то попробовал ее согнуть. Потом, еще раз взглянув на изображения, вернул мне и сказал:
- Не удивлюсь, если они на том берегу в старом городе. Начитавшись сказок, сюда много детей приезжало. Сбегали от родителей думали, что найдут там что-то, кроме старых полуразвалившихся домов. Хорошо хоть проклятую башню снесли, а то некоторые помнится, прыгать с нее пытались. Ладно, если вы задержитесь, я смогу вас свозить на тот берег. Уточним у кордонов не задерживали ли кого. И в интернат можем съездить. Он на этом берегу, но всех сюда обязательно передают. Мальчишку вашего все равно туда везти, как оформлю его.

Это была первая удача за последние дни. Я ухватился за эту соломинку и на радостях искренне поблагодарил мужчину. И уж не знаю, что меня дернуло в тот миг, но я полез в поясную сумку и достал отобранный у мальчишки револьвер.

- Это у мальчика было. – Пояснил я и положил опасную вещь перед Игнатом.
Тот непритворно изумился и осторожно взял оружие в руки. Было видно, что он опытный стрелок. Быстро разобравшись с барабаном и проверив заряженность, он покачал головой и спросил:
- Вы не интересовались, где он его взял?

- Нет. – Солгал я. – Просто отобрал, чтобы не поубивал кого. А тут и вы подоспели.
Игнат убрал оружие в сейф и озабоченно попросил:
- Я с вами закончил на самом деле. Но, если вы поможете мне с мальчиком – буду благодарен. А потом поедем в интернат и на тот берег.

Я согласился, и мы отправились в кафе, где жадно набивал себе пузо мальчишка. Когда мы пришли, сотрудник кафе изумленно сообщил нам, что мальчик ест третью порцию макарон с сосисками и, кажется, еще не наелся.
Сев рядом с мальчиком мы нисколько его не смутили. У него уже были откровенно осоловевшие глаза, но он продолжал упорно жевать, судорожно сглатывая.

- Ты хоть запивай, - сказал Игнат, подвигая к мальчику один из двух полных стаканов с красноватой жидкостью.
Мальчишка что-то промычал и присосался к стакану. Только выпив досуха, он поставил его на стол.
И тут он откинулся и довольным жестом отодвинул от себя тарелку.
- Вкусно. – Проговорил он и шмыгнул носом.
Игнат потрепал воротник так и не снятого тулупа и спросил:
- Ты откуда такой голодный?

Мальчик непонимающе посмотрел на него и сказал:
- Издалека. Я в Перелесково до войны жил. А сейчас мы у тети в Приречье живем.
- До войны? – Удивился Игнат.

Мальчик кивнул. Игнат посмотрел вопросительно на меня, и я не нашел ничего лучшего, как просто пожать плечами.
- А как твоих родителей зовут? – Спросил Игнат и, внимательно выслушав, записал в блокнот, который достал из нагрудного кармана. Он задавал еще много вопросов, и ответы все больше и больше его изумляли.
- Ты говоришь уже месяц, как вас бомбят?
- Уже не бомбят. Город-то захватили…
- А с кем вы воюете? Кто вас захватил?
- Мама говорила, но я не понял... Мы их просто врагами зовем.

Уже садясь в высокую открытую машину, которую прямо к кафе подкатил Игнат, я услышал признание:
- Харн, я ничего не понимаю. Совсем ничего. Я не знаю ни о какой войне на континенте. А ведь я читаю все утренние сводки… да и нас бы предупредили. Это все очень странно и совсем непонятно.

Игнат, видя, что мальчик совсем клюет носом решил отложить опрос и отвести мальчишку туда, где он хотя бы выспится. Так мы поехали в Интернат.

В дороге я смог-таки незаметно раскрыть теплоотводы костюма и с наслаждением отдался ветерку. Нещадно палившее солнце, конечно, припекало голову, но это была ерунда. Я рассматривал странный низкий городок и удивлялся большому количеству людей в этакую жару гуляющих по улице. Проезжая некоторые площади с фонтанами, я видел брызгающихся в них детей и откровенно им завидовал. Я бы многое отдал, чтобы быть на их месте, а не париться в амуниции и изображать из себя невесть кого.

Где-то через полчаса езды, дорога выкатила нас из города, и мы поехали над обрывом, под которым протекала невероятно широкая река. Я разглядывал далекий берег и думал, что такая водная преграда заслуженно пользуется у местных уважением и, действительно, вопрос с какого ты берега тут может иметь значение. Хотя бы в плане как ты сюда попал оттуда?!

Интернат напоминал какой-то средневековый замок. С высокими башенками скорее декоративными, чем реально использующимися. Он стоял на небольшом мысу, и дорога спускалась к нему с обрыва так круто, что у меня даже уши заложило от перепада высот. Подъезжая к зданию, я заметил, что все оно окружено пышной зеленью садовых деревьев, а под ними по узким дорожкам на велосипедах гоняет детвора, ненамного старше нашего с Игнатом подопечного.

Заведующая, сухая старушка, напомнившая мне чем-то Треннис, приняла нас в своем кабинете в отдельно стоящем домике и была несколько напряжена в общении с Игнатом. Она вызвала кого-то из персонала и мальчика увели мыться и переодеваться.
- Его поселят в карантине. – Уведомила она Игната. – Раз вам так надо, вы сможете его навещать и опрашивать. Если родители найдутся, забрать его они смогут только лично. С этого момента он под моей опекой. С какого он берега?

Мы пожали плечами.
- Ладно. В карантине выясним и поселим его потом к своим. У нас проблемы между берегами редко, но еще бывают. Ждем, когда и там откроют приют. Нельзя допускать даже маленьких драк. С них начинается большая вражда.

Уладив формальности, Игнат поинтересовался моим делом. Я протянул заведующей карточку, и она, буквально мельком взглянув, сказала:
- Девочка нет, а мальчика доставили сегодня утром рыбаки. Он прятался у моста. Вы ему отец?
- Нет. – Ответил я, еле совладав с собой. – Я отец девочки! Они пропали вместе. Он должен знать, где она! Я могу поговорить с ним?

Заведующая кивнула, поджав губы, вызвала сотрудницу, и та повела меня меж деревьев к одиноко стоящему почти у самой воды белому одноэтажному домику. Войдя внутрь, меня провели в маленькую комнатку с ярко освещенным окном с видом на реку и посадили за маленький столик с какой-то глупой малюсенькой салфеткой посередине. Велели ждать.
Я не смогу передать мои чувства, когда в комнату ввели Томми. Я был готов его одновременно и разорвать вместе этой дурацкой голубой пижамой, в которую он был одет, и расцеловать, если он, негодяй, хоть намекнет, где моя дочь.

Он, конечно, меня узнал и что-то такое прочитал в моем лице, что судорожно отшатнулся. Но сзади стояла сотрудница, и деваться ему было некуда. Словно на ватных ногах он прошел и сел за стол, чуть отодвинув от него свой табурет.

Посмотрел исподлобья мне в глаза, потом мельком на сотрудницу, и сказал глухо:
- Здравствуйте…

Я попросил оставить нас наедине, но получил твердый отказ. Не став разбираться, чем это продиктовано, я сразу приступил к опросу. По всей форме, хотя и еле сдерживал эмоции.
- Томми, для свидетельства, ты обязан подтвердить, что знаешь меня. Ты знаешь, кто я, Томми?
- Вы Свидетель нашего города и округа. Да, я знаю вас.
- Томми. Теперь ты находишься под ответственностью. Ты обязан перед законом и гражданами первой экономической зоны говорить только правду. В противном случае тебя ждет наказание соответственное вреду, который нанесет твоя ложь. Ты понимаешь это?

Он-то понимал и кивал. А вот сотрудница немного округляла глаза в удивлении от нашего разговора.
- Томми, позавчера вы с моей дочерью, отправились на полигон бытовых отходов возле разрушенного моста. Это так? – дождавшись кивка, я спросил: - Кто решил туда идти? Ты находишься под запретом покидать город и пределы, очерченные твоим статусом. Это ты придумал идти к мосту?

- Нет, - вдруг всхлипнул мальчишка. - Поверьте, мне, это ваша дочь рассказала мне про эту женщину, ну, которую вы… И мы пошли на свалку. А там… Там мы ждали поезд. И когда он пришел, вошли в него! Мы же думали все это шутка. Розыгрыш. Сказка!

У меня сводило скулы, но я делал свою работу.
- В поезде, Томми, что было в поезде?
- Мы испугались! – Почти плакал мальчик. – Мы очень долго ехали, надеялись, что будет остановка. Что остановится поезд, вы понимаете? А он не останавливался. Тогда мы пошли по вагонам. Но там никого не было. Нам не у кого спросить было, что делать. А в последнем вагоне…

- Там была открытая площадка. – Подсказал я мальчику.
Тот ошалело посмотрел на меня:
- Вы тоже там были?!

Я чуть не выругался вслух. Сдержавшись, я спокойно ответил:
- Да, я пошел за вами, чтобы найти вернуть. Вот нашел тебя. Расскажи, что было дальше.

Он почесал переносицу, утер шмыгающий нос и сказал:
- Она не хотела больше ждать. Она говорила, что надо прыгать. – Подняв глаза на меня, он окончательно добил мою слабеющую душу: - Она прыгнула. А я не смог. Мне было страшно.

Tags: Дорога через желтое поле, Сетература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments