dim_deev (dim_deev) wrote,
dim_deev
dim_deev

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Четыре дня в мае или сделай из мальчика мужика без общежития педколледжа.

- Мальчики должны вырасти мужчинами, - сказала однажды жена спросони. Наверное она еще спала и бормотала во сне, но я, как самый исполнительный муж, уже козырнул и приступил делать мужчин...

Спящие мальчики еще не понимали что их ждет. Они так сладко хрючили и грезили во сне о чем-то своем. Старший наверное об Анечке из своего класса. Судя по странным движениям всего его тела под одеялом - у него все с Анечкой получалось хорошо. А вот младший, словно предчувствуя, подергивал во сне ногой - наверняка уже пытался сбежать от грядущего. Грядущее его пугало. Ему очень не хотелось в девять лет становится мужчиной. Я его понимал. Но жена сказала - надо, семья ответила - есть. Только Таня, рано проснувшись, откровенно веселилась, понимая, что уж ее мужиком без спецсредств сделать не получится.

Выпив с утра почти литр бодрящего чая и составив план становления мужчины, я усмехнулся. Нет даже не так... Я плотоядно растянул в усмешке губы и представил "радость" детишек от того, что им предстоит. План был суров и лаконичен.

Разбудив детей и объявив им что сегодня у них начинается самый счастливый день, я потребовал за сорок секунд одеться и построится в районе туалета. Чувствуя себя пошлым армейским дедом, скомандовал выносить и грузить в машину весь наш походный инвентарь. Две палатки, лопаты, котелки и чайник, треногу и пр.,пр.,пр. Сверху были загружены лодка и винтовки.

Глаза у детей спросони были несколько одуревшими, даже чая не попили, а уже куда-то бежать, хватать, кидать, грузить. Проводя погрузку они, конечно, пытались выяснить - давно ли началась ядерная война и в какую сторону бежим. Но я был по серьезному молчалив и только отдавал ценные указания.

Когда дети укладывали по три пары носков и прочего нижнего белья в рюкзаки, в их глазах начала проявляться паника. "Мы будем переходить границу Финляндии и жить там прикидываясь оленями Санта Клауса?" - спрашивали они, но я молчал.

Когда пошла погрузка месячного запаса тушенки, рыбных консервов, каш и круп, соли и сахара с чаем, в глазах младшего появились слезы. Он понял, что с мамой он больше не увидится. Старший крепился. Он сломался только когда стали грузить воду питьевую. Видя, что в багаж идет почти шестьдесят литров воды, он застонал:
- Нет, пожалуйста, нет! Только не пустыня... Лучше Финляндия и быть оленем!

Когда же я предложил им после погрузки присесть на дорогу и попрощаться с проснувшейся мамой, сдалась даже Таня. Полным сочувствия взглядом она посмотрела на братьев и спросила:
- То есть я теперь смогу смотреть по телеку то, что нравится мне, а не им?
- Тааааня... - хором простонала семья. Не прониклась сестра глубиной страдания своих слегка контуженых братьев.

Жена крепко поцеловала каждого из сыновей и сказала:
- Я в вас верю!
Дети впервые пожалели, что в нашей семье принято верить в силы друг друга.

До места в глубоких лесах Тосненского района, Ленинградской области, добирались два часа. Старший не притворно радовался, что захватил с собой компас. Надеялся, что, если сбежит, то сможет наверняка добраться до населенных мест. Когда же он увидел в какой афедрон мира его привез главный делальщик мужчин, у него от отчаяния опустились руки и компас благополучно утонул в болоте.

Ага. Впереди было красивейшее огромное озеро с островами и плещущимися рыбами, а позади за маленьким пролеском начинались безграничные болота, где сгинула не одна дивизия вермахта.

Младший сурово всхлипывал. И мужественно утирал слезы ненависти к живой природе.

Приказал им ставить палатку на склоне, и сам тоже стал разворачивать свою. Палатки они на время уже умели ставить, теперь, проходя испытание своей мужественности, им предстояло жить и спать на уклоне в сорок градусов. Я даже намекнул им на лопату, но они же торопились. Думали, что пройдя суровые испытание утренней побудкой и постановкой палатки от них отстанут и вернут досыпать домой. Ага, конечно.

- Никакого отдыха, пока не будет готов лагерь к ночевке. - Предупредил я.

Дети посмотрели на меня с тоской. Был обед, а тут им о ночевке уже сказали. Подготовка лагеря это не только постановка палаток. Это и подготовка места для костра и окопка палаток рвом и установка ограды и подготовка спасательных средств в виде надувных жилетов и лодки. А так же заготовка дров и постановка навеса. Шел пятый час вечера, когда навес таки был натянут, а дети с грустью смотрели в сторону моей палатки, где был спрятан провиант.
- Крепитесь отроки... сегодня есть не положено. - Добил я их уставшую психику и отправил заготавливать дрова.
К девяти вечера, когда старший, уже пошатывался от усталости, а младший пошатывал дерево, на которое облокотился и спал стоя, я разрешил отдых.

Развели костер, в котелок почистили картошку, залили ее водой и подвесили на треногу. После приготовления бульбы слили лишнюю воду и завалили в котелок банку тушенки. Первая еда за весь день сделала странные чудеса. Дети вырубились буквально доползя до палатки, а я спал так, что даже полчища комаров мне были не помехой. Куда девалась бессонница детей и мое желание вечером еще поработать с текстами на планшете?

Встали в шесть утра, я от холода, дети потому-что майская вода нифига не располагает к купанию, а их палатка, повыдергав крючья из земли, как раз съехала за ночь наполовину в воду. Вдобавок к этому пошел сильнейший ледяной ливень и мы все втроем дружно прятались в моей палатке накрываясь даже не одеялами, а матрасами. Ветер пытался унести нас в неведомые дали и ему это почти удалось. Вот был бы позор, если бы сорвало мою палатку. Как бы я после этого объяснял детям принцип мужественности в деле установки временного жилья. Но природа участвовала в воспитании детей, а не меня и позор миновал мои седые волосы.

Только восстановив после урагана лагерь, дети впервые, осатанев от холода и комаров спросили с наглым выражением лиц: Мол, и долго мы тут будем жить?

Даже не смотря на топоры в их руках - шла заготовка дров, я не счел нужным отвечать. Если бы мне всегда в жизни отвечали на вопросы, я бы может и над детьми не издевался и вообще детей не заводил бы. Но настоящий мужик не спрашивает лишнего. Ибо все равно будет послан наффиг и ему никто ничего не ответит. Так как сами не знают.

Вторые сутки прошли за заготовкой строительного материала для полноценного плота. Лодка была так - баловством. Мальчик должен уметь спасти свою жизнь в экстримальных условиях и создать плавсредство для преодоления водных преград. И желательно чтобы это плавсрество не развалилось на середине пути.

В тот день делали плов с тушенкой. На костре да с дымком... как в трех человек влезло четыре килограмма плова за раз осталось загадкой. Как и то зачем мы таки грели чай, если все вырубились ровно через пять минут, только завернувшись в одеяла.

Опять шесть утра и снова дождь. Снова холод. Снова три тела греются в одной палатке и с тоской смотрят на залетевшего комара. В такую погоду даже комара из палатки не выгонишь. Совесть не позволит. Но суровая майская погода Северо-Запада настолько разнообразна, что к обеду уже было солнышко и стало даже жарко.

Позавтракав, сколько же можно один раз в день питаться, приступили к плоту. Стоя по пояс в ледяной воде - смогли собрать все компоненты и даже пофотографироваться на фоне сего произведения корабельного творчества. Дети были очень довольны. Прямо светились от счастья - они сделали это! Радовались, как я первому сексу в жизни.

- Ну, что, старший, бери лопату и шест и греби туда. - Сказал я и указал на далекий, в километре, от нас противоположный берег.

Подбирая челюсть из болота, старший нашел компас. Утешая его, что мы поплывем следом и, если он будет тонуть, то обязательно снимем это шоу на видео для мамы, мы оттолкнули плот с новоявленным Робинзоном, а сами отправились есть макароны.

- А можно я тоже сначала поем!? - Умолял старший повиснув на шесте и из последних сил удерживая плот.
- Неа, - ответил я с набитым ртом. - На том берегу поешь!
- Но там же нет еды! - тоскливо сказал он поглядывая на далекий берег, затянутый дымкой снова чуть моросящего дождя.
- Здесь ее тоже нет! - Крикнул младший успокаивая брата и забирая к себе в миску остатки из котелка.

Будущий моряк уже был на середине, когда мы с ленцой сели в лодку и погребли за ним. Догнав минут через пять, спросили у него, фигли он так медленно. Дико озираясь и пытаясь не матерится при старших Робинзон сильнее налег на лопату. Я снимал его на камеру, думая одновременно сколько можно на таких фотках заработать на стоках, и о том сразу ли меня лишат родительских прав или я успею это тело сдать в морской колледж?

Он доплыл. Он это сделал. Еще минуту назад красный как рак, ненавидя всех и вся он греб к заветному близкому берегу. И вот он выскочил на него радостно потрясая лопатой и заорал:
- Дааааааааа.
Че да, он не продолжил, но вместо этого с разворота закинул куда-то в кусты лопату, на радостях. Я флегматично поинтересовался, как он без лопаты обратно погребет...

Это его остудило. Даже слишком. Взрослый уже парень, стоя полуголый на мокром холодном берегу, уставший как самый последний землекоп, вдруг как-то в странном молчании стал качать головой.
Потом послышалось нечленораздельное:
- Нееее. Неееее. Нееееееееет! Я пешком пойду! - Добавил он.

Я ему напомнил, что вокруг озера, если идти пешком, это километров восемь по пересеченной местности, а он босиком.

Лопата нашлась. Но обратно мы таки плыли все в лодке. Парень доказал, что он может это сделать. Зачем лишние подвиги. Любой настоящий мужик знает, что при выборе подвиг или диван, надо выбирать диван.

Ночью не спали. Сразу, как наступили сумерки, на озеро опустился туман. И в этом тумане на далеком противоположном берегу засветились какие-то три светящихся точки. Детям было жутко интересно, но я не разрешил им отправится в лодке за приключениями. Еще они НЛО домой не приносили, хватит и котят.

Разожгли посильнее костер. Назначили дежурства возле него. Пытались спать. Не получалось, когда думаешь, что в этом глухом углу мира есть еще что-то живое. И скорее всего инопланетное.

Ближе к четырем утра схватились за винтовки. Огни были уже совсем близко. Старший занял оборону за деревьями, а я весь такой брутальный вышел на берег и спросил неведомых:
- Ой вы гой еси добры чудики... какого хрена тут ошиваетесь...
Неведомые из тумана ответили странно писклявым голосом:
- По земельку нашу, по озера, ходим мы далече... Тьфу, мужик! Убери винтовку, мы тут раков собираем!
Утром, когда рассвело, мы тоже пытались собирать раков. Обманули инопланетяне - ни одного не нашли.

- Может, домой поедем? - Предложил младший. - Тут даже раков нет, одни кикиморы по ночам ходят - скучно.

Но оставалось самое важное в жизни настоящего мужика. То без чего ни один брутальный носитель гендерной принадлежности не мыслит своего существования.
Мы стали строить баню.

Баня в полевых условиях - это пачка шестов связанная сверху и растянутая как можно шире книзу. Все это дело обволакивается пленкой или навесом, как делали мы. Недалеко, над огромной кучей средних камней наваливается хворост и дрова. Разжигаешь и идешь ужинать. Когда это все прогорит - камни раскалятся и надо их быстро загнать внутрь шатра. Забираешься туда сам, плескаешь чуть водички на раскаленные черные каменюки и балдеешь вдыхая невероятного аромата пар.

Час парились, чтобы не соврать. Выбегая купаться в озеро. Уже и камни остыли и в чуме было просто тепло. Сидели отдыхали.

- Ну вот отроки.- сказал я - Вы и познали что такое быть северным оленем мужиком в нашей стране. Вы стали настоящими, кондовыми и так далее. Какие-же уроки вы извлекли из нашего похода. Что должен уметь настоящий правильный пацан?
- Стоически кормить комаров? - предположил младший.
- Удержаться, когда хочется прибить соседа топором? - спросил старший.
- Олени! - негодующе воскликнул я. - Настоящий мужик должен уметь потеряться из дома на четыре дня и даже не звонить жене. Пусть она думает, что у него есть любовница и гордится, что ее муж нарасхват! Настоящий мужик должен уметь забраться в такую задницу мира и создать себе там такой комфорт, которого бы хватило, чтобы доказать любой обезьяне женского пола, что он царь зверей. И самое важное - мужик в нашей стране должен ходить в баню, даже если он академик изобразительного искусства. Бабы, гулянки, баня! Вот, что делает тебя мужиком... Через год поговорим, как из мужика делать мужчину. - закончил я и скомандовал сворачивать лагерь.

Приехав домой, отмывшись и отъевшись сидели на кухне. Младший спросил уже еле сдерживая зевок.
- Мама, а нельзя в этой жизни остаться просто мужиком? Обязательно через год становится мужчиной?

Уже засыпая, слышал из своей комнаты, как Таня возмущалась:
- Слава! Что ты делаешь! Я же смотрела эту комедию!

Бубнящий суровый голос ей ответил:
- Молчи женщина, мужики в дом вернулись... мы будем смотреть Гарри Поттера!


Добавляйтесь в друзья! Взаимофренд гарантирован. Люблю, когда люди тусуются =)

Tags: Сетература, рассказы, сам себе злобный буратино, своими руками
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 12 comments