dim_deev (dim_deev) wrote,
dim_deev
dim_deev

  • Location:
  • Mood:
  • Music:

Я и чайник или будни холостого инженера.

Когда-то, в возрасте двадцати шести лет, я имел наглость работать в районной администрации. Был я главным специалистом ГАС «Выборы».
Тогда нашу шарагу еще в отдельную структуру не выделили и подчинялись мы главам районов. Ну, и сидели в общем-то - балду пинали, проедали деньги налогоплательщиков. Нашу работу, местными силами, проверить никак не могли, а те, кто реально руководил нашими бандами, были далеко и мы их частенько даже по именам-фамилиям не знали. Это потом, когда наша структура стала взрослой и много-много жрущей, нас выделили в отдельное ведомство и пришлось даже работать и знать всех своих начальников. Но повзрослев мы оставались жить в тех же кабинетах. И сложившиеся отношения с местными отделами, никак не изменились. То есть, будучи инженером и главным специалистом, мне приходилось не только квитки прибытия-убытия в систему вносить, но и спутниковое телевидение отделам настраивать. Не я же один в районе балду пинал.

Во всей районной управе инженер был только я. То есть по документам-дипломам, у нас было много всякоразных инженеров. Но почему-то они предпочитали быть руководителями районного образования, или регистраторшами в ЗАГСе. Один даже прикидывался юристом. Но это другая история.

Самое прелестное в том, что мой кабинет был единственным, где можно было курить. Точнее курить было нигде нельзя, но боясь спугнуть последнего инженера, мне давались некоторые поблажки. И естественно, что по холодному времени года у меня в кабинете устраивался некий салон-кафе. С куревом, кофе, блэкджеком и шлю… В общем, этакий клуб по интересам. Интересы тогда у нас были сугубо прозаичными – как у среднего юзера ЖЖ – политика, техника, голые девки. Если с политикой в гнезде разврата диктатуры вертикали власти, все было понятно. Если девок было так много, (а я только развелся и первый опыт развода мне безумно нравился), что во всех кабаках, глядя на веселых особей противоположного пола, я требовал – дайте две! То обсуждение техники, выглядело скорее, как мои лекции провинциальному клубу юного техника при доме пионеров-переростков. Я чувствовал себя таким значимым.

Именно это сыграло со мной столько дурных шуток, что жизни описать не хватит. Слухи о том, что я, блин, такой умный и могу починить даже китайский вибратор, переделанный в миксер, быстро разошлись кругами по нашему районному центру. И народ потянулся!

Собственно чайник…
Когда мне поручали починить принтер и говорили – ты ж программист, я терпел. Когда мне приносили телевизор и говорили – ты ж разбираешься – я разбирался. Когда мне принесли больного котенка и сказали – ну, у тебя же кролики, может ты поймешь, чем этот-то болен, я уже хихикал нездорово. Я понял, что надо быть готовым ко всему в этой жизни и, на всякий случай, стал изучать животноводство.

Поэтому, когда ко мне спустились три бухгалтера и поочередно протиснулись в мой кабинет, я не удивился - только откинулся в кресле, и сказал вслух:
– Ну-ну… Тонера нет!
Выстроившись по старшинству и толщине бухгалтерши с пиететом помолчали. Я приподнял бровь - это штука нездоровая, когда к тебе спускается такая делегация и в траурном молчании. Премию что ли опять отобрали? Неуверенно я сказал:
- Я не пойду сейчас вам интернет настраивать.
Бухгалтера молчали. Я начал слегка паниковать:
- Даже если у главы района родился двухголовый дочь или шестиногая сын, я скидываться на эвтаназию не буду! У меня у самого знаете сколько детей! Отдам в хорошие руки!

Бухгалтера знали, что у меня была тогда только единственная дочь. Они ж за меня налоги платили. И поэтому самая молодая из них с интересом осмотрела мое в те годы еще спортивное тело с ног до головы.
Но, в целом, бухгалтерам были не интересны мои дети. Им-то и свои были не интересны. Иначе как можно было столько времени жить на работе, не вспоминая о чадах и зачуханных мужьях. Особенно семьи были неинтересны во время отчетов. А это как раз было такое время.

Наконец траурное молчание было нарушено. Тяжко вздохнув, словно осуждая мой внешний расхристанный вид и выражая общее презрение к моему развратному образу жизни, старшая сказала:
- Вадим Сергеевич, вы не могли бы посмотреть, что у нас с чайником. А то у нас работа встала.

Ага, именно. Без чайника бухгалтера работать не могут. А вы разве не знали? У них можно отобрать стулья, они все равно считать будут. Но отбери у них чайник и будешь потом, как дурак, штрафы выплачивать.

Зная, что мне простят все, и девок в кабинете и групповой секс в дикторской во время торжественных свадебных церемоний в управе, и даже граффити – «юрист – сволочь», но мне не простят бухгалтерию, я собрал набор инструментов и без лишнего трепа выдвинулся на спасение премий и зарплат.

Пациент выглядел бодро. Начищенный китайский белый пластик. Нарисованное розовым лаком сердечко на крышке. И даже основание электрического чайника было, в общем-то, почти не повреждено долгой жизнью в женском коллективе.

Но не работал. Постояв над ним в раздумии я проделал пассы руками, но чайник не ожил. Тогда я открыл крышку и дунул туда. Разумеется, это тоже не помогло. Тогда я решительно взял его и подставку и пошел прочь из кабинета. Дело было к концу моего рабочего дня, так что на прощание я сказал:
- Сегодня не ждите. Завтра ждите.
Бухгалтера расстроились, но меня грела мысль, что раннее возвращение штатных вычислителей домой, обрадовало их мужей и детишек. Я надеялся на большой плюс в карму.

В кабинете я, повыключав компьютеры, собрался уже совсем выходить, но задержался, так и не найдя ни одного пакета, куда можно было бы чайник пихнуть. Решил, что и так доедет. Что могло еще плохого случится с итак поломанным китайцем?

В это время мне позвонил приятель и сурово спросил:
- В баню едешь?
- В баню? - С интересом спросил я.
- С пивом!
- С пивом? – Снова зачем-то переспросил я, чувствуя, как начинаю улыбаться и ронять из рук чайник.
- С девками!
Оооооооуууууу, Лас Вегас! (с) Большой куш уже вышел тогда на экраны, и я вдруг глупо почувствовал себя одним из его неудачливых героев.

Приятель на своем четырехколесном ведровере был у меня уже через минут пять. Когда я забрался на переднее сидение и удобно пристроил чайник на коленях, он только посмотрел с удивлением, но ничего не сказал. Он знал, что я творческий человек и странностей у меня больше чем у него фильмов закачано. А у него была самая большая библиотека в городе. Может его и терзал вопрос, какого фига я со своим самоваром, но он сдержался.

Когда мы собрали четырех девчонок по всему городу, и смогли запихнуть их на заднее сидение с условным комфортом в виде трех пакетов с едой и алкоголем, я наконец смог временно избавится от китайского друга, поручив его одной из прелестниц. Она, конечно, удивилась тому, ЧТО ей дали в руки на ответственное хранение, но тоже ничего не сказала. Она относилась к тем девушкам, кто считала, что мужики странные создания, но иногда они полезны в хозяйстве и в бане.

Распевая на весь салон хором «Ай вилл сурвайв» мы рванули за тридцать километров от города помыться в баньке. Не спрашивайте была ли баня ближе. Может и была, но, когда до дома тридцать километров, не каждая фемина вздумает рассказывать, что ей не нравится мутный цвет воды в бассейне и она хочет поехать в другое место или вообще домой. Можно ведь услышать в ответ – эээ, ну как доберешься до дома – позвони, чтобы мы не волновались.

Выгрузившись, и расплатившись с хозяином сауны, я вновь стал счастливым обладателем нерабочего чайника. От него у девушки оказывается руки устают… Ага. Как пакеты двадцати килограммовые с едой лихо в баню таскать – не устают – а как чайник подержать…

Пока шел разогрев, а по телевизору мы крутили – «Ванильное небо», я честно еще раз заглянул в чайник и даже постучал по нему пытаясь уловить или стук в ответ или хотя бы тихий голос гремлина. Но чайник был мертв, как кусок китайского пластика, коим собственно и являлся. И тут я придумал ему полезное назначение.
Чтобы не сильно парится с бутылками пива, а тогда я еще был любителем этого чудесного напитка, я перелил сразу и много в чайник и уже оттуда разливал приятелю и себе. Девушки предпочитали водку попеременно с сидром. Это Калуга, брат, тут женщины есть в русских селениях. Суровые такие женщины. Когда мне уже было хорошо после двух чайников пива, девушкам вдруг захотелось танцевать… В бане… Танцевать… Хм. Вы еще скажите, что сюда мыться приехали…

Ну, в общем не вдаваясь в подробности расскажу, что вечер удался. В пять утра мы даже закинули последнее безвольное тело по адресу его проживания, а сами двинули к приятелю домой спать. Утром же надо было на работу. И ему и мне.

Проснувшись через три часа и приведя себя в порядок, я совсем было уже собрался выходить на трудовые подвиги. НО…
Чайник!

Да. Разумеется, он был оставлен в сауне. А до сауны было тридцать километров, напоминаю, а до работы оставалось 15 минут. Реши-ка задачку инженер.

Матерясь и чертыхаясь я растолкал приятеля. Помню, он почему-то был не в восторге в восемь утра в одних трусах и футболке, за рулем заледеневшей за ночь машины, нестись за китайской неведомой фигней. Но мы сделали это! Хозяин сауны ничуть не удивился, когда мы нагрянули так рано. Видать привычен ко всяким потеряшкам. Но чайник, мне кажется, у него был потерян впервые. Допив пиво из носика и ополоснув чайник в бассейне мы ринулись в обратный путь.

На работу я, конечно, опоздал. Конечно же, никто этого не заметил. Но через пять минут ко мне в кабинет вошли они… Бухгалтера.
- Вы – сказала первая.
- Сделали – пророкотала вторая
- Наш – пискнула третья
- Чайник!? – выпалили они хором и протянули ко мне свои натруженные руки.

До сих пор содрогаюсь, вспоминая эту картину. Я, затесавшись между шкафом и столом, прижимаю к себе чайник, а три страшных с утра чудовища тянут к нам свои жадные руки.
Но я же инженер! А за спиной у меня флот и долгая жизнь в моей абсолютно не скучной семье.
- Конечно! – Радостно отвечаю я им. Ну, и отдаю это ставшее мне родным существо в их потные ладошки.

Когда они ушли, весело чирикая на ходу, я придумал миллион миллионов разных умных слов для того момента, как они вернутся. Я даже вспомнил теорию поля и глубоко погрузился в размышления, как бы ввернуть массу умных словечек объясняя почему чайник все-такой же не рабочий.

Но они не вернулись. Ни сразу, ни в обед, ни даже к вечеру, когда я уходил домой. Во мне есть дурацкая черта – любопытство. Помучавшись с полчаса под дверями их отдела, я решился и вошел к ним.

Чайник бодро шумел на подоконнике, как ни в чем не бывало. Я смотрел на него, не веря своим глазам.
Пробормотав занятым бухгалтерам, что-то типа: «ааа, ну у вас, я смотрю, все хорошо», я наконец поехал домой.
Чайник больше не ломался. Но на следующее утро бухгалтера жаловались, что вода из-под крана совсем испортилась в городе. Воняет какой-то тиной и даже пивом! Кипяти, не кипяти ее. Слава богу, я не сантехник!

До сих пор я теряюсь в догадках, что же исцелило пациента. Нежные руки фемины, пиво, или мой дар свыше ремонтировать все своим суровым взглядом.

Из этой истории любая домохозяйка должна сделать два вывода:
1. Не ходить в жены к инженерам. Все они бабники и безрукие создания. Искать олигарха!
2. Если уж тебя угораздило выйти замуж за инженера, не разводись! Терпи уж теперь… спасай человечество. И научись сама чинить розетки.

Любой инженер из этой истории должен сделать тоже два вывода:
1. Пользуйся своей свободой, пока девки ищут олигарха.
2. Никогда и ничего не ремонтируй дома. Пусть жена тоже знает насколько суров твой труд! Всегда приятно в старости поговорить с равным тебе специалистом.

Добавляйтесь в друзья! Взаимофренд гарантирован. Люблю, когда люди тусуются =)

Tags: Сетература, всякое, приколы, рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments