dim_deev (dim_deev) wrote,
dim_deev
dim_deev

Дорога через желтое поле. Свидетель. Вступление

Как и обещал начинаю выкладывать части новой книги, которую таки решился написать, раз все равно бездельничаю.

Дорога через желтое поле.
Книга первая. Свидетель.

Вступление.

Пальцы мои, через боль, сжали жирную, мокрую землю и я смог, наконец-то, приподнять голову. Струи воды сразу стали заливать мне глаза. Чернота вокруг была настолько густой, что впору было думать о потере зрения. Моргая и ворочая головой по сторонам, я пытался увидеть хоть что-то. Бесполезно. Оставалось надеяться только на слух. Но и он был забит шумом ливня и редкими глухими рокотаниями грома.

Со стоном я смог встать на колени. Чувства возвращались ко мне, а с ними и холод, пронзающий до самого нутра. Сколько я пролежал под этим вселенским потопом? Спина остро болела где-то чуть выше копчика, и это вызывало во мне здравое беспокойство. Еще бы такой прыжок совершил! Хорошо, что вообще живой.

Снова окунув руки в грязь перед собой, я сделал тяжелейшее усилие и, пошатываясь, поднялся в полный рост. Валяться было некогда. Перво-наперво надо было понять: где я? И где, собственно, мой клиент? Его я упускать не собирался ни под каким предлогом. Умирать буду, но доползу, достану. Это не ненависть. Ненависти и злости больше не было. Была работа.

И осознание того, что теперь найти этого сумасшедшего, не просто мое желание, а мой долг, словно придало мне силы. Отирая руки о свою куртку, я потоптался на месте, пытаясь хоть как-то разглядеть окружающий меня мир. Расслабив зрение, стал немного видеть смутные очертания. Я видел вал железной дороги. Я видел стену леса в шагах двадцати от себя. И даже смутно различал столбы с проводами тянущиеся вдоль насыпи.

Я достал из кармана шарик-«покатун» и, шепнув ему – «Искать!», кинул перед собой. Шарик сразу налился ярким бело-голубым светом и подскочил на метра два от земли. Описал неуверенный круг над моей головой и вяло, словно, не получив точных указаний, двинулся в сторону железнодорожной насыпи. Я поковылял за ним, стараясь в слабом удаляющемся свете разглядеть хоть что-то под ногами.

Вдоль полотна я уже бодрее двинулся за ускользающей от меня светящейся точки. «Покатунчик», будто взяв след, пусть и не спешно, но двигался более уверенно. Я тоже стал чувствовать себя сильнее. А мое желание найти негодяя, заставляло меня спешить. Я пока слабо представлял, что буду делать, когда найду его. Ведь я имел право на все. Хоть придушить его там же, где он мне попадется. Я имел право его растерзать. Я мог, не испытывая жалости, набить ему полный рот ПКТ и скомандовать им «вспышка». Думаю, голову бы злодею оторвало бы качественно. Я мог просто забить его ногами, и моя совесть бы не пошевелилась. И пусть я потом бы ответил за его смерть, но я дико желал наказать подлеца.

Шарик резко спикировал к самой земле и метнулся в сторону леса. Очнувшись от своих мечтаний о мести, я устремился за ним.
Так и есть… молодец «покатун»!

Мой подопечный полз беззвучно. Поджимая под себя правую руку, он ногами толкал свое тело вперед. Левая его рука слабо помогала движению. Вырывая тонкие травинки, она, скорее, давала человеку опору. Слабую, но опору, чтобы двигаться дальше.

Даже зависший над ним яркий светлячок «покатунчика», не отвлекал ползущего человека. Мне пришлось догнать его и остановить, наступив на спину и с силой придавив к земле. Я давил и давил ему на позвоночник пока не услышал полустон – полухрип. Только тогда я убрал ногу и отступил в сторону на пару шагов.

Человек на земле перевернулся и раскрыл глаза. Кажется, свет моего поисковика ослеплял его, но он почти не щурился. Только часто моргал, пытаясь убрать натекавшую ему в глаза дождевую воду. Ему было тяжело дышать. Он беззвучно открывал рот и судорожно пытался сделать глубокий вдох. При этом его лицо искажала явная боль. Я подумал, что у него сломаны ребра, но жалости не испытал. Наоборот, мне хотелось со всей силы вбить ему каблуком вбок. Что бы в своей боли он прочувствовал хотя бы часть того, что натворил. Но я сдержался.

С силой надавив на запястье левой руки, я дождался, пока под кожей не появится, слабое голубоватое свечение. И только тогда вскинул руку вверх. Это было не обязательно. Передатчик Свидетеля настолько мощный, что любой транслятор на сотню километров вокруг подхватит сигнал и передаст дальше. Но, наверное, со стороны я выглядел эффектно. Уставший воин, стоящий над поверженным врагом, воздевая к небу сияющую карающую длань.

Горько усмехнувшись я, встряхнул мокрыми отросшими за это время волосами, и приступил к протоколу.

Я говорил и говорил. Я диктовал свои данные этому подлецу, чтобы потом он мог воспользоваться ими для своей защиты. Я диктовал ему статьи кодекса, по которым выступлю Свидетелем. Я диктовал ему его права. Закончив протокол задержания, риторически спросил:
- Бургомистр, тебе все понятно?

Я не расслышал его ответа, да он и не был нужен. Я фиксировал все происходящее, и этих данных было бы достаточно Судье. Не выключая фиксатора, я спросил у этого безумца:
- На что ты надеялся… когда побежал от меня? Что я тебя не достану? Что все забудется, а ты где-нибудь, заживешь новой жизнью? И никто не узнает, что ты натворил?!

Он молчал. А может, он меня и не слышал в тот момент.
- Сержанты уже вылетели. – Продолжил я. - Скоро они будут здесь. Тебя отправят в больницу. Может и меня тоже. Но пока этого не случилось… Ты должен знать, бургомистр, что у тебя ничего не получилось. У тебя ничего не вышло. А они там выжили. Слышишь?! Выжили! И если Судья сохранит тебе жизнь – они придут за тобой. А я покажу им дорогу. Ты слышишь меня?!

Я в сердцах ударил его ботинком по ноге. Он застонал и поглядел так, словно впервые увидел меня. Захрипел что-то, попытался приподняться и откинулся в бессилии обратно на грязную землю. Я тоже осторожно сел на мокрую траву и, поманив «покатунчика», спрятал его в нагрудном кармане. Вокруг воцарилась полная темнота. Даже включенный маяк не делал ситуацию лучше. Мое запястье ничего осветить и не могло, рассчитанное только на обозначение своей работоспособности. Я вперил взгляд в темень и, ежась, попытался отстраниться от происходящего…

Я вернулся мысленно в тот кажущийся далеким май, когда моя жизнь была совсем иной. Когда я не знал еще этого человека, лежащего у моих ног. Когда я не поверил бы и в половину того, о чем я сейчас знаю. Когда я не умел бояться. Да, я ничего и не боялся в том мире. В мире, который я покинул. И если я хочу вернуть тот мир, мне предстоит много потрудится. Мне придется так напряженно работать и так невероятно много сделать, что один я могу и не справится. Но помочь мне некому. Те, кто могли мне помочь… им самим нужна помощь. И это мне предстоит что-то придумать. Это мой долг.



Следующая глава
Tags: Дорога через желтое поле
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments